Ябеда-Корябеда, её проделки и каверзы

Ну вот, опять Ябеда-Корябеда! Готов поспорить, это её проделки! Я хотел написать «СЛЕДСТВИЕ ВЕДЁТ МУРЗИЛКА», а что получилось?.. Не иначе, задел ненароком невидимую верёвку-перевёртыш, натянутую коварными лазутчиками злой волшебницы. Хорошо ещё, по-немецки не заговорил!К счастью, современные учёные сумели отыскать противоядие. Одна пилюля — и вредоносного действия волшебной верёвки через минуту как не бывало. А не то пришлось бы звать на помощь самого Мурзилку: уж он-то наверняка придумал бы что-нибудь толковое.Впрочем, «Мурзилка» нынче не тот: журнал давно перестал печатать истории про Ябеду-Корябеду. Зато раньше, на рубеже 1970-80-х годов, без них не обходился практически ни один номер. Достаточно было заглянуть в самый-самый конец…Знаю, знаю, читать газеты и журналы не с начала, а с конца, нехорошо. Во всяком случае, некоторые чересчур правильные люди считают это ужасной привычкой. Ну и пусть! «Мурзилку» в те годы все мальчишки и девчонки Советского Союза читали именно так: раскрывали на последних страницах и с головой погружались в очередные приключения Мурзилки. И только потом принимались за всё остальное.Что греха таить, тогда и многие взрослые читали, например, «Литературку», начиная с шестнадцатой юмористической полосы. Вот так же и здесь: на первых страницах журнала можно было наткнуться на стихи про дедушку Ленина или про октябрятскую звёздочку, зато на последних — читателей ждали детективно-загадочные истории Александра Семёнова, полные выдумки, волшебства, игр, шуток и приключений.Справедливости ради надо сказать, что придумал Мурзилку не Александр Иванович. Это симпатичное мохнатое существо жёлтого цвета в элегантном беретике первым нарисовал художник Аминадав Каневский. Случилось это очень давно, и все эти годы Мурзилка оставался верным другом всех советских дошкольников и младших школьников: ему писали письма, задавали вопросы, спрашивали совета.Одним из тех, кто вдохнул в этот образ жизнь (иначе бы его просто не полюбили), был Александр Семёнов, исправно трудившийся в журнале на протяжении многих лет.Если правда, что талант и чувство юмора передаются по наследству, генетически, то перед нами яркий тому пример. Отец художника Семёнова — тоже художник Семёнов. А точнее, знаменитый «крокодилец», выдающийся мастер карикатуры, народный художник СССР Иван Максимович Семёнов. Он хорошо известен даже тем, кто никогда не был подписчиком взрослого сатирического журнала «Крокодил», а читал только детские книжки, потому что самые лучшие, можно сказать, классические иллюстрации ко многим рассказам и повестям Николая Носова, Юрия Дружкова («Приключения Карандаша и Самоделкина»), Михаила Коршунова сделал именно он, Иван Семёнов. А если вспомнить, что по его инициативе у нас возник другой популярнейший детский журнал — «Весёлые картинки», главным редактором которого Иван Максимович прослужил больше пятнадцати лет (с момента основания в 1956 году), станет окончательно ясно, что Александру Ивановичу ничего не оставалось, кроме как пойти по стопам своего отца.Семёнов-сын рисовал и для «Крокодила», и для «Весёлых картинок», и для «Колобка», был даже главным художником журнала «Театр», но самых больших успехов добился, работая для «Мурзилки». В «Мурзилке» он оказался благодаря Виктору Александровичу Чижикову, этому доброму гению нашей детской литературы. Тот «привёл» его туда уже как опытного журнального оформителя, но вскоре Александру Ивановичу стало тесно в рамках одной профессии, и Семёнов-художник стал писателем Семёновым: придумывал смешные подписи к смешным картинкам и комиксам, собственноручно нарисованным, а начиная с 1977 года принялся сочинять долгий (на несколько лет) и невероятно остроумный сериал про злую волшебницу Ябеду-Корябеду и её коварных агентов.Впрочем, однажды писатель и художник Александр Семёнов попытался-таки Ябеде-Корябеде изменить и вообще сменить жанр с детектива на фантастику. Многим подписчикам «Мурзилки», в том числе автору этих строк, памятны печатавшиеся в 1979 году с продолжением научно-фантастические сны «Путешествия туда и обратно», в которых Мурзилка летал в космос вместе с родным племянником Ябеды-Корябеды («племянником по разуму»; его звали Шиворот-Навыворот). К снам прилагалась замечательная инструкция: «Чтобы посмотреть сон, его нужно прочитать, СИДЯ в постели, когда вы уже собрались спать. Прочитав его, положите журнал под подушку и погасите свет. В случае, если изображение сна нечёткое, пропадает и т.п., проверьте, может быть, вы забыли проветрить на ночь комнату или спите на левом боку… <…>Сны показываются в чёрно-белом изображении».Надо ли говорить, сколько мальчиков и девочек дошкольного и младшего школьного возраста (я не исключение) на полном серьёзе клали журнал под подушку и, затаив дыхание, готовились смотреть широкоформатный научно-фантастический сон?..Стремление к постоянной игре с читателем (или, как сейчас говорят, «интерактиву») было одной из главных «фишек» художника Александра Семёнова. Он никогда не позволял скучать или зевать юным подписчикам «Мурзилки», то и дело подкидывая им вопросы на сообразительность и попутно сообщая множество интересных и полезных сведений обо всём на свете. Не удивительно, что именно ему приходили мешки писем — на зависть коллегам как из писательской, так и из художнической среды. Ведь несколько лет подряд Александр Иванович занимал почётную и ответственную должность «младшего научного волшебника института ребячьих проблем, мудреца второго ранга», в каковой должности вёл рубрику ответов на письма читателей.Одновременно Семёнов ещё как-то успевал иллюстрировать книги. Их, правда, не очень много по сравнению с другими художниками, зато все как на подбор — весёлые, смешные, остроумные: «Школа клоунов» Эдуарда Успенского, «Вредные советы» Григория Остера, «Семь суббот на неделе» Пауля Маара… Плюс собственные книжки про Ябеду-Корябеду, которые выходили в московском издательстве «Детская литература» и петрозаводской «Карелии» в 1985 и 1993 годах соответственно, но с тех пор стали библиографической редкостью.Среди всех этих книг есть одна особенная — она называется «Записная книжка волшебника». Александр Иванович её сам и сочинил, и проиллюстрировал, и когда эту книжку читаешь, складывается полное ощущение, будто пишет он не про каких-нибудь там посторонних волшебников, а про себя самого.Наверное, так и есть. Что ни говорите, а приятно знать, что в наши дни ещё встречаются настоящие волшебники.
* * *
Напоследок маленькое профессиональное наблюдение. Все библиотечные книги Александра Семёнова, которые мне когда-либо доводилось держать в руках, отличаются какой-то особой степенью зачитанности. Обычно они не просто потёрты, как любые книжки, не залёживающиеся на полках, но ещё обязательно расписаны, разрисованы, а уголки страниц в них замуслены буквально до дыр. (Очевидно, кто-то смотрел, как Ябеда-Корябеда произносит речь или делает утреннюю гимнастику.) Бережливые коллеги-библиотекари в таких случаях сокрушённо вздыхают, а я радуюсь. И надеюсь, что новую книгу ждёт та же участь.

Автор рецензии: 

Сейчас смотрят