За мелом : стихи для детей. Сергей Махотин

Такая удача выпадает нечасто: чтобы сам поэт рассказывал о рождении собственной книги! Но ещё недавно Сергей Махотин стоял совсем близко, буквально на расстоянии нескольких шагов, читал стихи и вспоминал, как впервые увидел иллюстрации к новому сборнику, который должен был выйти в питерском «Детгизе». И вот теперь уже готовая книжка стояла за спиной поэта среди других его книг: там были рассказы и стихи, авторские тома и коллективные сборники, где Сергей Анатольевич был в компании друзей и коллег. Но книга, о которой шла речь, казалась совершенно особенной. Она выделялась сразу — размером, цветом — всем. Она притягивала взгляд. Её хотелось взять в руки, перелистать. И даже попытаться выглянуть в окно, нарисованное на обложке. За окном был вечерний город, и дерево тянуло к нему свои ветви. Потом, когда всё закончилось и Сергей Махотин ушёл на какую-то другую встречу с читателями, так вот, потом, наедине с книгой и произошло то, чего хотелось так сильно: окно наконец открылось, а за ним открылся целый мир. Он был зелёный как трава, синий как ночное небо, красный как тревога. Цвет заливал страницы полностью, поглощая пространство целиком, как будто даже не оставляя места для строчек. И стихам пришлось раствориться в этом цвете. И наполнить его звуками.

Ложась животом на воздух,
Расправив крыл рукава,
Теряясь в ветвях и звёздах,
Скользнёт над землёй сова.
Очнувшись от сна глухого,
Тряхнёт шевелюрой дуб,
Как будто слетело слово
С его молчаливых губ.

(«Сова»)

Два очень разных человека: Сергей Махотин — поэт, Катя Толстая — художник. А мир, созданный ими, — общий. Впрочем, мир всегда общий. В нём есть радость и боль, удивление и грусть, всё, что близко и понятно каждому человеку независимо от того, сколько ему лет. Пожалуй, именно в детстве эта общность мира бывает близка и понятна более всего.

Чтобы немного сбить пафос и вернуться к сборнику, скажем несколько слов о названии. Все, кто учится или когда-либо учился в школе, наверняка помнят чувство, которое охватывает человека, отправленного посреди урока за мелом. Это чувство невероятной, головокружительной свободы! Наверное, так совпало, что Сергей Махотин и Катя Толстая оказались на редкость свободными людьми. Поэт написал о себе, не особенно заботясь, кто его будет читать. Художница нарисовала картинки, ни под кого не подстраиваясь. Они сделали книгу как будто бы для себя, а вышло — для всех. И хотя на обложке есть конкретный подзаголовок — «стихи для детей», он стоит там скорее как напоминание, что только в детской литературе и можно ещё быть по-настоящему свободным!

Автор рецензии: