«Как много сказок написали люди!»

Шаров А. И. Человек-Горошина и Простак : сказочная повесть / А. Шаров ; рисунки Н. Гольц. — Москва : Издательский Дом Мещерякова, 2011. — 103 с. : ил. — (BiblioГид рекомендует).

Взглянув на обложку этой книги, многие наверняка воскликнут: «А у меня в детстве была точно такая же!» В сущности, это и есть главная цель серии «BiblioГид рекомендует» — совместного проекта Издательского Дома Мещерякова и нашего сайта: мы хотим, чтобы хорошие книги вернулись к вам в том виде, в каком вы их запомнили и полюбили с детства.

* * *

«Волшебники приходят к людям» — под таким названием в 1974 году вышла в свет книга поистине удивительная. На обложке было изображено огромное дерево — по всей видимости, тот самый пушкинский «дуб зелёный», потому что под ним, несмотря на отсутствующую «златую цепь», сидел во всей своей красе роскошный кот, а рядом, судя по шляпе-цилиндру и зонтикам, расположился не кто иной, как… Оле-Лукойе! Дальнейшее разглядывание приводило к ещё более неожиданным открытиям: вот на небольшой высоте летит Иван на верном Коньке-Горбунке, а чуть выше, на крохотном самолётике… неужели Маленький принц? Или вот слева — до боли знакомая пара всадников, худой и толстый, — ну конечно, Дон Кихот и Санчо Панса! Что за сказочная неразбериха?.. Нет-нет, художник ничего не перепутал, он все нарисовал правильно. Дело в том, что в своей книге Александр Шаров подробно и обстоятельно рассказал не только обо всех упомянутых литературных героях, но и о жизни их создателей — писателей-сказочников: о Пушкине, Ершове, Андерсене, Экзюпери… И об Антонии Погорельском, придумавшем чёрную курицу и подземных жителей, и о князе В.Ф.Одоевском, описавшем невероятное путешествие по музыкальной табакерке, и ещё о многих-многих других, без кого невозможно представить детскую литературу.

Жанр этой книги трудно определить. По словам Льва Разгона, это «не исследование и не сборник биографий». Что же тогда? В сказке, которая открывает серию «BiblioГид рекомендует», мальчик по прозвищу Простак идёт в ученики к метру Ганзелиусу, Человеку-Горошине, иными словами, он становится учеником сказочника. Александр Шаров, преданный ученик и последователь Гофмана и Шварца, так долго дышал сказочным воздухом, что вольно или невольно научился превращать в сказку всё, к чему прикасался. Даже скучное слово «биография» приобретало под его пером сказочные черты. Жаль только, что о себе и своей жизни сказочник-исследователь из скромности умолчал. Впрочем, как у большинства сказочников, жизнь его мало походила на сказку.

Он родился в 1909 году в семье революционеров — Израиля Исаковича Нюренберга и Фани Ефимовны Липец. Оба боролись за советскую власть и оба были безжалостно ею уничтожены: мать расстреляли в 1937-м, отец погиб в 1949-м в заключении. Их сын — при рождении его назвали Шера — вполне мог последовать за родителями. В 1932 году он окончил биофак МГУ, намереваясь стать генетиком, однако от участи Николая Вавилова и его коллег молодого учёного уберегли сначала журналистика, а потом война. На фронт он отправился добровольцем. Именно в военные годы Александр Шаров окончательно решил стать писателем. До сказок было ещё далеко, но понемногу начали складываться первые книги: о войне, только что отгремевшей, о героях науки, но больше — о детстве и юности сверстников. Повесть «Друзья мои коммунары» («Маленькие становятся большими») автор посвятил своим соученикам из Московской опытно-экспериментальной школы-коммуны имени П.Н.Лепешинского, где воспитывался, пока родители были заняты делами революции. В 1960-е Шаров увлекался фантастикой; тогда ей отдали дань даже те, кто потом больше не возвращался к этому жанру (к примеру, Даниил Гранин или Валентин Берестов).

Несмотря на бурную «оттепель», проницательному писателю было очевидно: вести прямой разговор с людьми о том, что их по-настоящему волнует, нельзя, как и прежде; необходимо искать некий универсальный «эзопов язык», который позволил бы обмануть всесильную цензуру. И хотя фантастические повести «Остров Пирроу» и «После перезаписи», а также цикл «Редкие рукописи», так и остались рассыпанными по коллективным сборникам и антологиям (отдельной книгой они будут выпущены ИДМ с предисловием Дмитрия Быкова лишь в этом году), любителям жанра они запомнились надолго. Рискну предположить, однако, что в фантастике писатель чувствовал себя не слишком уютно. Душа его лежала к сказке — что может быть универсальней? — и сказки, одна за другой, не замедлили появиться: «Мальчик Одуванчик и три ключика», «Приключения Ёженьки и других нарисованных человечков» (недавно она также переиздана ИДМ с иллюстрациями Рафаила Вольского), «Кукушонок, принц с нашего двора», «Малыш Стрела — Победитель Океанов», наконец, «Человек-Горошина и Простак». Страшные, смешные, печальные, таинственные, все они пронизаны верой в добро и «бесконечным радостным удивлением перед красотой и целесообразностью мира» (Л. Разгон). И все, а в особенности последняя, как будто озарены тихим светом луны. Можно ли нарисовать лунный свет?.. Если перелистать «Человека-Горошину…», любуясь многочисленными иллюстрациями, ответить на этот вопрос наверняка захочется утвердительно.

Когда в Российской государственной детской библиотеке проходило торжественное открытие персональной выставки Ники Гольц, из уст её восхищенных коллег-художников только и слышалось: «Волшебница! Волшебница!..» В самом деле, чтобы достойно оформить сказку, требуется особое умение, родственное настоящему волшебству. Ника Георгиевна обладает им в полной мере. Трудно подсчитать, а тем более назвать поимённо, все сказки, украшенные замечательной художницей за более чем полвека работы в книжной графике. Среди её любимых писателей Х.К.Андерсен и О.Уайльд, Э.Т.А.Гофман и В.Гауф, А.Погорельский и Шарль Перро. Сказки своих современников она берётся иллюстрировать нечасто, но с Александром Шаровым сотрудничала не раз и не два, а для книги «Волшебники приходят к людям», о которой шла речь в начале, даже нарисовала портрет писателя в окружении его героев. Последний совместный сказочный сборник Александра Шарова и Ники Гольц — «Кукушонок, принц с нашего двора» — вышел в 1983 году, а в феврале 1984-го Александра Израилевича не стало. Посмертная книга «Окоём», появившаяся в 1990-м и также оформленная Никой Георгиевной, включает в себя «взрослую» и отнюдь не сказочную прозу писателя. С тех пор книги Шарова-Гольц стали библиографической редкостью, и мы очень рады вместе с Издательским Домом Мещерякова вернуть одну из них читателям нового века.

Автор рецензии: 

Сейчас смотрят